Полезное
Обзоры игрового дня
Онлайн трансляции НБА
Библиотека игроков НБА
Календарь регулярного сезона
Положение команд в чемпионате
Популярные публикации
Sounds.of.the.Finals.2010.HDTV.720p.x264
Kobe Bryant (MARV ALBERT SHOW на НТВ+)
Obsession - Michael Jordan Movie (2014)
Майами Хит-О пути к чемпионству 2006
Полупрофи / Semi-Pro
Duke Bound Brandon Ingram OFFICIAL Mixtape: 6'9" Senior has That KD Type Game!
Sam Thompson 2015 NBA Draft Workout - Shows Bounce - Ohio State Basketball
5'2 Chase Adams CRAZY BLOCK at Spiece Run N Slam - Class of 2018 Basketball
Derrick Jones CRAZY DUNKS at Ballislife All American Dunk Contest Presented by Eastbay!!
Aaron Harrison 2015 NBA Draft Workout - Kentucky Wildcats - NBA Draft 2015
загрузка...
Читай мой блог о ставках на баскетбол >>
30мая

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 9

ПРОСТО ИСТОРИЯ.

Деррик Коулмэн или Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ.

ЧАСТЬ 9

  

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 1

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 2

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 3

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 4

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 5

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 6

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 7

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 8

 

 

...Итак, с All-Star Game «Нью-Джерси» прокатили по полной программе. Но регулярка шла своим чередом. И 28-о февраля произошёл эпизод, который разделил весь сезон для «Нетс» на «до» и «после»…

 

Тем воскресным днём состоялась игра между «Нью-Йорком» и «Нью-Джерси». И она стала яркой демонстрацией возможностей Коулмэна, когда он выходит на паркет по-настоящему заряженным на борьбу. К тому же, его сильно разозлили…

 

Конечно, о полноценном дерби в общепринятом смысле этого слова говорить тогда вряд ли приходилось – уж слишком на разных ступенях находились команды. У «Никс» всё было другим: и авторитет, и имидж, и репутация в этой лиге. Они были одними из явных фаворитов на Востоке, а для «Нетс» 4-е место в конференции, на которое они забрались (пропустив вперёд лишь безоговорочных лидеров – «Чикаго», «Кливленд» и тот же «Нью-Йорк»), расценивалось, как огромное достижение. И всё же этот матч был для команд немножко особенным. По ряду причин: здесь, как ни крути, и соседство (придя на пост тренера «Нетс», Дэйли сказал, что видит одну из своих главных задач в том, чтобы болельщики узнали: совсем рядом есть ещё одна баскетбольная команда, и оттяпать у «Никс» часть их аудитории), и то, что для маэстро тренерского цеха Дэйли и Райли утереть друг другу нос в очередной раз было делом чести. Был и ещё один фактор: игра транслировалась по национальным телеканалам, а «Нью-Джерси» «засветились» там в последний раз очень давно – аж в 1984-м. И у «Нетс», к которым только что столь явно выразила неуважение лига, был отличный шанс заявить о себе.

 

С первых же секунд «Нетс» показали, что они серьёзно настроены. Первую четверть они выиграли 29:18. И Коулмэн блистал ярче всех. Хотя ему противостоял великолепный дуэт больших «Нью-Йорка» Юинг-Оукли.

 

 

Только что Коулмэн отправил опекуна лихим кроссовером «в буфет» - и сейчас он спокойно забросит со средней…

 

 

 

 …а вот он уже реализует 3-очковый. Его оппонент, Чарльз Оукли, просто не успевает за Дерриком.

 

 

А за 8:52 до конца 3-й четверти случилось ЭТО. Запасной центр «Нью-Джерси» Дадли выбил у Юинга мяч, дотянувшись до него из-за спины Патрика, его подхватил Кенни Андерсон и устремился в быстрый прорыв…

 

О «Нью-Йорке» тех лет ходила недобрая слава. Кто-то называл «Никс» просто жёсткой командой, кто-то – агрессивной, но большинство – откровенно грязной. Командой, которая подчас не гнушается играть чуть ли не по-хулигански, чтобы запугать оппонентов…

 

Когда Андерсон вышел на кольцо и пытался в высоком прыжке поразить его (что у него, кстати, получилось), на нём сфолил Джон Старкс. Вроде бы выглядело это не так уж и грубо. Но фол был действительно грязным. Старкс за ту секунду, пока Андерсон был в воздухе, успел схватить его за одно плечо обеими руками, пройтись по другому и отвесить что-то вроде лёгкой пощёчины по лицу. Будь Андерсон помощнее – ничего страшного, скорее всего, не произошло бы. Но легковесный Кенни (76 кг) улетел после этого за лицевую, словно пёрышко – и крайне неудачно приземлился, отбив копчик и подвернув руку.

 

 

Фол Старкса на Андерсоне.

 

 

Кенни долго не мог подняться, потом умудрился реализовать бонусный штрафной (после рентгена выяснилось, что у него сломано левое запястье) и, ковыляя, ушёл с паркета.

 

«Я бы никогда не сделал такого намеренно. Я не хочу причинять кому-то боли. Ведь я сам могу оказаться в том же положении в каждой игре. Я просто пытался помешать ему добраться до корзины. Я не хотел, чтобы он упал. Я хотел сыграть в мяч. Мне жаль, что это произошло. И я надеюсь, что он сможет вернуться в игру в ближайшее время. Я не разговаривал с Кенни после игры. Надеюсь, он прочтёт в газетах, что я желаю ему удачи. Я буду молиться о нём и желать скорейшего выздоровления».

 

Вспоминал этот эпизод Старкс и в своей «Автобиографии»: «Род Торн, глава НБА по баскетбольным операциям, оштрафовал меня на 5 тысяч долларов - и это стало для меня сюрпризом. Я считал это несправедливым. Единственной причиной для этого было то, что Кенни пострадал в том эпизоде, и это действительно было несчастным случаем, потому что у его «Нетс» был хороший сезон, и у самого Кенни был хороший сезон. Тренер Райли назвал этот фол самым «негрубым грубым» фолом из тех, которые он видел. Я очень уважал Андерсона».

 

Очень хочется верить, что всё это сказано от чистого сердца. Но нелегко это сделать. Потому что буквально в предыдущем плэй-офф, в 6-м матче серии с «Буллз», Старкс сделал что-то похожее с перехватившим мяч и улетающим в прорыв Скотти Пиппеном – и даже хуже. Он набежал сзади и прихватил согнутой в локте рукой Пиппена за шею, рубанув того по горлу. Потом этот приёмчик назвали «верёвкой» или «виселицей». Когда Скотти на полном ходу грохнулся на пол вниз лицом – и так и остался лежать, стало страшновато, но, к счастью, всё окончилось для Пиппена лёгким испугом, а для Старкса – штрафом в 10 тысяч долларов. И тем, что теперь при нечастых очных встречах Коулмэн постоянно говорит ему: «Знаешь, Джонни, ну и козёл же ты!» Ну, не такими, конечно, словами, но смысл тот же. А может, как раз такими – ведь это же Коулмэн…

 

«Нетс» были возмущены, что Джона лишь оштрафовали, но даже не дисквалифицировали ни на одну игру. Рид ездил к Торну на разборки, но ужесточения наказания не добился. «Мы разочарованы, и я сказал об этом Торну. Думаю, что Род хорошо выполняет свою работу, но потеря Андерсона сильно скажется на нас. Начинается решающая часть чемпионата, нам будет очень тяжело без него. На мой взгляд, очевидно, что Джон пытался сыграть очень жёстко – и делал это в тот момент, когда Андерсон был в воздухе и не мог контролировать себя. Это уже не первый раз, когда Старкс делает что-либо подобное – вспомните хотя бы случай с Пиппеном. Этот штраф – всё равно, что запирать ворота сарая, когда лошадь из него уже ускакала. Я действительно не хочу думать, что он травмировал Андерсона намеренно, но вы не всегда можете отвечать за себя, когда происходят такие ситуации, как эта. Лига должна более пристально рассмотреть этот эпизод. Может быть, лиге стоит задуматься над тем, чтобы дисквалифицировать игрока, нанёсшего травму, на тот же срок, который проведёт вне игры пострадавший».

 

Его поддержал и Чак Дэйли: «Думаю, лиге стоило бы серьёзно подумать над этим. В конце концов, люди платят деньги, чтобы увидеть этих игроков в игре, а не на скамейке. Будь на месте Андерсона Джордан, или Патрик Юинг, или Шакил О`Нил – вот тогда бы поднялся настоящий шум. А так – дело спустят на тормозах».

 

Больше всех был недоволен сам Кенни: «Что? 5 000? Курам на смех! Да я за один выходной столько трачу, когда по магазинам хожу!»

 

Пиппен вспомнил, как ему чуть не оторвали голову, и тоже не остался в стороне: «В этой лиге ничего не изменится, пока кого-нибудь не парализует прямо на площадке, или он не получит другую тяжёлую травму. Пока этого не случится, игроки будут выполнять указания тренеров играть жёстко, а иногда – грубо. Приговор для Старкса слишком мягок. Парни серьёзно травмируются, и это приводит к большим проблемам для их команд. Что касается того, какого наказания заслуживает Старкс – не мне об этом рассуждать, но я бы сказал – самого сурового. Это было очень грубое нарушение. Вот вам и «нью-йоркский стиль» во всей его красе. Как только вы начинаете переигрывать их – они ищут другие способы, чтобы бороться с вами. Они – чистая команда лишь до того момента, пока вы не начинаете их побеждать по всем статьям. Как раз это и происходило в игре с «Нью-Джерси». Типичное поведение для «Нью-Йорка». Тут, правда, Пиппен спохватился и оборвал сам себя. Дело в том, что он сам в тот момент «состоял под следствием» - в игре с «Орландо» он отмахнулся от Джеффа Тёрнера, который схватил его за майку, и теперь ждал вынесения наказания. – «Эй, хватит вопросов, меня уже и так достаточно штрафовали».

 

Андерсон ушёл – а игра продолжалась. И Коулмэну не было никакого дела до решений лиги о штрафах и дисквалификациях – он решал вопросы на площадке, не отходя от кассы. Сам он мог обижать партнёров – хотя бы словами, но вот если их задевал кто-то из соперников – Ди. Си. реагировал быстро. Вот и в том матче он действовал по принципу хоккейного тафгая: сломали твоего товарища – накажи кого-нибудь из оппонентов. Жертвой стал Грег Энтони. Деррик пихнул его сзади, уронил на пол, а потом и приналёг сверху.

 

 

Говорите, месть – это блюдо, которое подаётся холодным? Нет, это не методы Ди. Си. – бедняге Энтони досталось практически сразу. Как сказали комментаторы: в той игре силовых приёмов было больше, чем в матчах хоккейных «Дьяволов» из Нью-Джерси. И самым эффектным был как раз этот – в исполнении Коулмэна.

 

 

По поводу этого эпизода негодовали уже «Никс». Дэвид Чекеттс, президент «Нью-Йорка», заявил: «Нам, конечно, очень жаль, что Андерсон получил травму, и все мы надеемся, что скоро он вернётся в строй. Но в «Нью-Джерси» могут говорить всё, что хотят. Я-то думаю, и большинство из тех, кто видел этот эпизод, наверняка со мной согласится, что то, как Деррик Коулмэн уложил на пол Грега Энтони, выглядело куда более жёстко и грубо, чем фол Старкса».

 

Док Риверс, игравший в то время за «Никс», с улыбкой сказал: «Дэйли говорит, что мы показываем грязный баскетбол? Это просто смешно. Он что, уже успел забыть, что творили «Детройт Пистонз» под его руководством?..»

 

После того, как Деррик завалил свою вторую трёху в матче, не выдержали нервы у Юинга…

 

 

Сначала Патрик и Деррик обменялись ругательствами, потом – потолкались грудь в грудь, после чего стали уже всерьёз пихаться руками. Судьи в том эпизоде никого не наказали – просто разняли их. Та самая «старая школа»…

 

 

«Нью-Джерси» выиграли матч, просто размазав «Никс» по паркету – 102:76. Журналисты наперебой говорили о том, что это – один из ярчайших моментов в истории «Нетс», который вполне может стать отправной точкой, после которой «Нью-Джерси» ворвутся в элиту лиги…

 

 

Деррик Коулмэн – игрок матча. 39 минут, 26 очков, 10 подборов, 3 блок-шота, 3 передачи, 8 из 16 бросков с игры… Для сравнения - у Юинга и Оукли на двоих: 22 очка, 8 подборов (у Юинга – всего 3 за 35 минут), 1 блок, 0 передач. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что в той игре Ди. Си. очень здорово помог в борьбе с «большими» «Нью-Йорка» Рик Дадли. После таких игр ассистент Дэйли, Пол Сайлас, говорил о Коулмэне: «Если вам нужно – он прошибёт грудью любую стену».

 

 

Итог подвёл Род Торн: «Даже не знаю, сколько раз я просматривал эпизод с фолом Старкса. И делал это вместе со многими остальными. И все мы уверены, что, хотя фол был грубым, Старкс не хотел умышленно травмировать Андерсона. Мы стараемся честно выполнять свою работу, и быть справедливыми по отношению к игрокам. Поэтому я считаю, что Старкс не заслуживает дисквалификации. Конечно, это большая потеря для всех – для его команды, для болельщиков, для лиги, когда из игры выбывает игрок такого калибра, как Кенни Андерсон. Но я не могу поверить, что Старкс хотел этого. Поэтому мы налагаем на него штраф. Фол Коулмэна на Энтони тоже был грубым, но Энтони совершенно не пострадал, поэтому никаких санкций к Деррику применено не будет».

 

По горячим следам Рид объявил, что, по самым оптимистичным прикидкам медиков, Андерсон вернётся на площадку не раньше, чем через две недели. «Что ж, если он выбыл надолго, нам всем нужно совершить шаг вперёд, - отреагировал на это Петрович. – Каждый из нас должен сделать всё возможное, чтобы компенсировать его отсутствие».

 

Увы, не оправдались не только оптимистичные, но и самые что ни на есть мрачные и пессимистичные прогнозы – больше в этом сезоне Андерсон не сыграл ни одной минуты. Разгром «Нью-Йорка» стал последним матчем для «Нью-Джерси» в том составе – команды, которая с каждой очередной игрой начинала выглядеть всё симпатичнее и мощнее, всё более многообещающе…

 

После потери основного первого номера, приносившего команде 16.9 очков и раздававшего по 8.2 передачи за игру, «Нетс» ожидаемо залихорадило. Такое не могло пройти безболезненно. «Нью-Джерси» сбились с ритма. На начало матча с «Нью-Йорком» в их активе было 30 побед – при 24-х поражениях. В оставшихся до конца регулярки 28-и матчах они смогли выиграть лишь 13 раз, таким образом, лишь немного превзойдя в итоге прошлогодний показатель в 40 побед и опустившись на 6-е место в конференции. Команда «поплыла». А когда в марте выбыл из строя ещё и Петрович с разрывом связок колена – «Нетс» и вовсе оказались в состоянии грогги. Хотя Петрович вернулся к концу регулярки, это не очень-то помогло. И едва ли не единственным, кто не позволил команде утонуть окончательно и вообще не вылететь из зоны плэй-офф в тот момент, был Коулмэн. Он набирал по 20.7 очка, делал по 11.2 подбора и раздавал по 3.6 передачи за игру. И, конечно, показывал, что никому не спустит непочтительного отношения. Например, был дисквалифицирован на 1 матч за драку с Армоном «Молотком» Гиллиамом из «Филадельфии». Ну, как – драку… Это в газетах так написали. На самом деле речь не шла о выбитых зубах, сломанных носах или хотя бы фонарях под глазами. Гиллиам пытался забить, Коулмэн этого не позволил, Армон мазнул рукой по лицу Коулмэну, тот, конечно, не стерпел, попытался ответить парой свирепых свингов, но его кулаки пролетели в полуметре от обидчика, набежали партнёры и успокоили обоих. Вот и вся драка. «Не, ну обычно я сохраняю хладнокровие на площадке во всех ситуациях. Но тут я подумал, что он хочет ударить меня по щеке, и просто среагировал на это. Когда вас пытаются ударить, это самая нормальная реакция – дать сдачи. Чаще всего дело не доходит дальше намерения, но здесь…» Обоих выгнали с площадки, но это было ещё не всё. Гиллиам рассказал после игры: «Мы направлялись по коридору к своим раздевалкам, и он шёл впереди меня. Он шёл весь такой надутый, злой, и я крикнул ему: «Ты же всё равно уже ничего не сможешь сделать!» Тут он повернулся и двинулся ко мне, таща на себе трёх парней, которые вцепились в него и пытались его остановить. Если бы к ним на помощь не подоспели другие, он бы до меня, наверное, добрался…»

 

 

«Как бы» драка между Коулмэном и Гиллиамом...

 

 

«The New York Times» окрестила Деррика образца того периода «самым важным игроком в НБА для своей команды, который в наибольшей степени влияет на её игру и воздействует на результаты и которого при этом зовут не Майкл Джордан».

 

В первом раунде «Нетс», как и в прошлом сезоне, встречались с «Кливлендом». Но шансов им теперь давали даже меньше: последние 11 игр регулярки «Нью-Джерси» провели с совершенно обескураживающими показателями – 1 победа, 10 поражений; Петрович явно ещё не обрёл лучшей формы после травмы. Так что неудивительно, что все ожидали выноса израненного тела «Нетс» вперёд ногами безо всякой надежды зацепить хотя бы одну игру…

 

Серию «Нетс» проиграли. Но прошла она совершенно по другому сценарию. Опять же, главным образом – из-за Коулмэна. Он ХОТЕЛ ВЫИГРАТЬ, бился, словно последний раз в жизни. Собственно, действительно, - последний раз. Потому что так яростно он больше не сражался, наверное, никогда – ни до, ни после. Хотя нет, один раз всё-таки ещё сражался…

 

В стартовой игре «Нью-Джерси» были биты безо всякой пощады, так что 31 очко и 10 подборов Ди. Си. влияния на игру не оказали. Во второй предполагалось продолжение банкета. Но Деррик считал иначе. Против него были испробованы все средства: сначала, когда стало окончательно ясно, что Лэрри Нэнс не может с ним справиться, его опеку передоверили «Хот Роду» Уильямсу, потом – Брэду Догерти. Ничего не помогало. Потом Дэйли именно Коулмэна благодарил за то, что тот вытащил «Нетс» из депрессии своими чудовищными данками.

 

 

В этой серии звёзды «Кливленда» зачастую оставались просто сторонними зрителями, когда Коулмэн брал игру на себя…

 

 

Например, когда до конца 3-й четверти оставалось 3 минуты, после промаха Морриса Деррик подобрал мяч и с висящим на спине Догерти свирепо заколотил его в кольцо. Забив штрафной, он сравнял счёт, а Догерти отправил на скамейку с 4-м фолом. За 1.17 до финального свистка он вновь поборолся за мяч – и вбил очередной гвоздь, хотя его держали под щитом чуть ли не всей пятёркой. «Нью-Джерси» повели 100:94 – и в итоге доползли до победы 101:99.

 

Коулмэн провёл в игре все 48 минут без замен и закончил её с 27-ю очками и 14-ю подборами, забив 10 бросков с игры из 19-и. Это было яркое баскетбольное представление для многочисленной телеаудитории. Боуи сказал в послематчевом интервью: «Я думаю, что люди наконец перестанут воспринимать Деррика Коулмэна, как капризного, вечно жалующегося на всё индивидуалиста. Деррик Коулмэн делает всё для победы. Нет лучшего мощного форварда, с которым я хотел бы играть в одной команде – только с ним». Сам Деррик говорил: «Я счастлив, лишь пока мы побеждаем. Мне наплевать, сколько очков я наберу, или сколько подборов сделаю. Всё взаимосвязано. Победа – вот что по-настоящему важно».

 

Дэйли, отирая пот со лба, признался: «Наверное, это самая большая победа из всех, в которых мне довелось поучаствовать, учитывая то состояние, в котором мы находимся, и взбучку, которую устроил нам в предыдущем матче «Кливленд». Это был просто пример хорошей игры в защите. За последний месяц это была наша лучшая игра в защите».

 

 

«Коулмэн, «Новичок года»-1990, занял своё место в ряду звёзд в последнем сезоне, когда его включили в третью символическую сборную по итогам сезона. Он был 10-м по подборам и 17-м по набранным очкам и блокам».

 

 

В третьем матче очередной дабл-дабл Коулмэна не помог «Нью-Джерси» избежать поражения. В 4-м решалось, продолжится ли сезон для «Нетс» - или нет. И Ди. Си. сделал всё, чтобы он не закончился. Это было просто какое-то космическое действо. Мало, очень мало видел я игр, где один баскетболист демонстрировал бы такое доминирование. Он вновь отыграл все 48 минут - неустанно таранил оборону «Кавальерз», сразу же бежал в защиту, отбивался под щитом, нёсся в нападение, руководил игрой, раздавая пасы… Казалось, Коулмэн был повсюду, и успевал везде – во всяком случае, пытался. В той игре он приблизился к легендам, навсегда вписавшим свои имена в историю лиги, став авторами квадрупл-даблов. Ему не хватило для этого немногого: 21 очко (9 из 18-и с игры), 14 подборов, 9 (9!) блоков и 8 передач. Ну, и 2 перехвата. Его оппонент Лэрри Нэнс (на минутку – 3-кратный участник All-Star Game, избиравшийся в символические сборные НБА по игре в защите: дважды – во вторую и один раз – в первую) был просто сметён с паркета. Было бы несправедливо, если бы команда, игрок которой показывает такой божественный баскетбол, в итоге проиграла. Этого не случилось – «Нью-Джерси» победили 96:79. Серия доехала до решающего, пятого матча; о возможности этого перед её началом никто и помышлять не смел!

 

Накануне матча напомнила о себе спазмами его «любимая» спина, так что Коулмэн вышел на площадку через боль. В первой четверти он повредил правую ногу – и всё оставшееся время прихрамывал. Потом «Хот Род» Уильямс заехал ему локтём прямо в лицо, в левый глаз – и, получив фол в нападении, ставший для него 6-м, отправился отдыхать. Произошёл весьма показательный эпизод: партнёры по команде во время тайм-аута не очень-то и слушали Дэйли. Да и сам Чак особенно ничего не говорил. Все смотрели на Деррика, который сидел, вздрагивая, с запрокинутой головой, пока врач закапывал ему глазные капли. Все отлично понимали: если он сможет продолжить игру, шансы будут. Если нет – даже Дэйли тут не поможет.

 

Деррик вернулся – чтобы в третий раз в серии сыграть без замен все 48 минут. И выдать ещё одну суперигру: 33 очка (25 – во второй половине; 13 из 26-и бросков с игры) и 16 подборов. По ходу матча он всё чаще и чаще давал понять товарищам по команде, сигнализируя им размахиванием руки: убирайтесь с моего пути, не мешайте, оставьте меня с ними один на один. Дэйли, обычно очень неодобрительно реагирующий на такую инициативу со стороны своих игроков, на этот раз отнёсся к ней с пониманием: «У нас не было хороших бросков (игроки периметра – Петрович, Робинсон, Эддисон и Чикс – показали на четверых лишь 31,3 процента с игры). И он попытался взять игру на себя. Это выглядело очень сильно, но не всегда этого хватает. Он почувствовал, что просто должен сделать это, чтобы удержать нас в игре. Именно к этому он и стремился. Он – настоящий боец, который хочет победить. Он начинает разочаровываться, когда это не приносит успеха, и люди принимают это разочарование за его природную злость. Я люблю его за эту черту, вот что я вам скажу».

 

 

«208-см и 117-кг (да-да, Деррик стремительно… поправлялся. Да ладно, чего уж там – Коулмэн начал неприлично жиреть) Ди. Си. – это почти неудержимая сила в посте. Его третий сезон в НБА был лучшим с момента прихода в лигу; он закончил его первым в «Нетс» и 11-м в лиге по подборам – 11.2 в среднем за игру (уж если быть до конца точным – он поделил 10-11-е место с Мэлоуном). В сезоне 1990-91, когда он стал «Новичком года», он обошёл всех дебютантов в игре на щите. Первый игрок в NCAA, собравший коллекцию из 2 000 очков, 1 500 подборов и 300 блоков, он лидирует в списке лучших подбирающих за всю историю конференции Big East с 1 537-ю подборами».

 

 

Нет сомнений, что в тот раз Коулмэн был разочарован очень сильно – всех его адских усилий не хватило, чтобы вытащить команду, и она, пусть и в упорной борьбе, в серии уступила.

 

Сам он закончил её со следующими показателями в среднем за игру: 45 минут, 26,8 очка, 13.4 подбора, 4.6 передачи, 1.2 перехвата, 2.6 блока. Процент с игры – 53.2.

 

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 9

 

Когда серия закончилась, оппонент Коулмэна Лэрри Нэнс – повторюсь, не кто-нибудь, а по-настоящему звёздный 4-й номер - признался: «Для меня не осталось сомнений: Коулмэн – лучший мощный форвард в лиге».

 

 

И статистика, и сама его игра, отношение к ней, позволили Дэйли сказать то, что в тот день совершенно не выглядело преувеличением: «Джордан, Робинсон, Баркли, Юинг… И потом вы начинаете оглядываться, смотреть вокруг – и тут вы видите, что он один из пяти или шести самых талантливых игроков в этой лиге. И ему всего-то 24 года». Конечно, непонятно, куда делись хотя бы те же Оладжьювон и Мэлоун, но это – уже вопрос к Дэйли. И сути это не меняет – тогда эти фразы из уст Чака совершенно не вызывали скептическую улыбку…

 

Практически сразу по окончании последнего матча серии выяснилось, что проблемы «Нью-Джерси» никуда не делись – они продолжают разъедать команду изнутри.

 

Рамейл Робинсон, быстренько собрав вещи, чуть ли не бегом покинул команду, бросив на прощание: «Всё, я ухожу. Я больше не хочу этого терпеть. Я ухожу. Есть и другие команды, в которых ко мне будут относиться с бОльшим уважением». Робинсон не хотел сидеть за спиной Андерсона после того, как тот вернётся в игру, залечив травму. Правда, все претензии Рамейла на позицию стартового разыгрывающего при наличии в команде звёздного в те годы Кенни можно объяснить только непомерным эго – вся его карьера в лиге была весьма невзрачна.

 

О Робинсоне мало кто стал бы сожалеть (тем более, что в итоге он в команде остался), а вот другое было действительно страшно: Петрович тоже упаковал чемоданы и едва ли не прямиком из раздевалки улетел на родину в Хорватию, заявив, что он уверен на 90-95 процентов - в «Нью-Джерси» и вообще в лигу он не вернётся. По крайней мере, в следующие пару сезонов. За 4 года у него накопилось немало обид и на всю НБА, и на «Нетс» в частности. И то, что его в упор не замечал в «Портленде» Адельман (его товарищ по сборной и игрок «Бостона» Дино Раджа вспоминал: «Он постоянно повторял мне: я могу сделать это, я могу сделать это, я способен играть в этой лиге, это просто глупо, что тренер не использует меня»); и непопадание на All-Star Game, которое он воспринял очень остро: «Если меня не взяли на All-Star Game сейчас, то когда вообще это произойдёт? Я не знаю, как мне принять эту несправедливость. Они пригласили меня поучаствовать в конкурсе 3-очковых бросков. Спасибо, но я в этом не нуждаюсь. Думаю, что я уже всё доказал на паркете». К тому же, по признанию Пола Сайласа, далеко не со всеми в команде у хорвата были идеальные отношения: «Да, у нас есть небольшая проблема с Дражем. Кое-кто думает, что он бросает слишком много и передерживает мяч. К тому же на фоне того, как этот европеец вкалывает на тренировках, некоторые наши парни выглядят чуть ли не бездельниками. Конечно, им это не нравится». Сам Петрович отлично знал о том, что некоторые партнёры злословят за его спиной в раздевалке, и в приватных разговорах с более лояльными товарищами по «Нетс», с которыми у него были по-настоящему дружеские отношения, чуть ли не обвинял лигу в ксенофобии, говоря, что многим просто не по нутру, что выскочка из Европы оказался лучше большинства местных игроков, и ему завидуют «чёрной завистью». Также Петровичу не нравились действия менеджмента «Нетс», а именно то же, что и Коулмэну (только Ди. Си. говорил об этом открыто): обмен Блэйлока, игравшего в куда более командный баскетбол по сравнению с Андерсоном, и то, что руководство не смогло договориться с Миллзом: «Я думаю, что несколько ребят из нынешнего состава останутся здесь и в следующем сезоне. Может быть, Деррик Коулмэн и Кенни Андерсон останутся, и ещё кто-то. Но уверенным ни в чём быть нельзя. Трудно понять эту организацию. А я должен заботиться о своих финансах и о том, что лучше для Дражена Петровича».

 

Последней каплей стало затягивание со стороны «Нью-Джерси» переговоров по поводу нового контракта. Дражен разозлился из-за того, что менеджмент постоянно повторял, что хочет удержать его в команде, но дело не двигалось с мёртвой точки. И лишь в конце сезона они предложили новое соглашение: 3.3 миллиона за сезон на 4 года. И, хотя сам Петрович вроде бы и считал эти условия приемлемыми, он на них не согласился: «Я не люблю, когда кто-то говорит одно, а делает другое. Я не останусь в «Нетс» и в ассоциации. У «Нью-Джерси» был шанс, но они его не использовали. Они слишком долго ждали. Этим они показали, что не видят во мне столь ценного члена команды, которым, как мне кажется, я являюсь. Это - неуважение».

 

Могло показаться, что он просто блефует. Но это было совсем не так. За ним выстроилась целая очередь из европейских клубов, готовых платить ему по 4 миллиона в год. Два греческих клуба, вроде бы, предложили 7 с половиной. Это породило всяческие слухи, вплоть до легенды о том, что владелец «Панатинаикоса» Павлос Яннакопулос вручил Дражену уже завизированный им контракт с пустой строкой, на которой должна была быть проставлена сумма – чтобы Петрович сам вписал туда, сколько посчитает нужным.

 

Конечно же, об этом знали и в «Нью-Джерси». Дэйли, внешне оставаясь спокойным, говорил: «Мы должны смириться и работать. Хотя это очень печально. Он – потрясающий игрок и большой человек. Но бизнес – это бизнес. Я должен уважать его чувства. У Уиллиса (Рида) – большая работа впереди». Хотя и было известно, что он встречался с руководством команды и настаивал на том, что Петровича нужно сохранить во что бы то ни стало.

 

Уиллис не мог запретить Петровичу, ставшему ограниченно свободным агентом, играть в Европе. Единственное, что было в его силах – это повторить любой контракт, который предложила бы хорвату другая команда НБА. А желающие уже были. Например, сразу же «нарисовался» Пэт Райли, заявивший во всеуслышание: «С Драженом Петровичем мы получим именно то, чего нам не хватает для титула». В «Нью-Джерси» забеспокоились. В США пошли свои, местные, слухи. Например, что «Нетс» готовы подписать с Петровичем контракт, который сделает его вторым атакующим защитником лиги по оплате – вслед за Джорданом.

 

Невозможно сказать точно, вернулся бы Петрович в «Нью-Джерси» или в другую команду НБА, и если – да, то когда бы это произошло. Сам Рид говорил годы спустя: «Я уверен, что он собирался быть до конца с нами. Ему нравилось играть в «Нью-Джерси». У него было много друзей в Нью-Йорке. Нью-Йорк был идеальным местом для него». О том же размышлял и старший брат Дражена, Александр: «Я думаю, что он, наверное, вернулся бы сюда. В глубине души он знал, что он будет играть здесь». В то же время уже упоминавшийся Раджа сказал, что он не собирался возвращаться. Во всяком случае, 14-о мая, отвечая по телефону на вопросы журналистов, Петрович сказал: «Ничего не изменилось. Хорошо снова быть дома и наслаждаться обществом семьи и друзей. Я не вернусь в «Нетс». Здесь я счастлив. Это мой дом».

 

Конец всему положил чёрный день – 7-е июня. В то позднее утро до руководителей «Нетс» начали доходить пугающие, шокирующие новости – пока отрывочно, неопределённо. Новости, в которые не хотелось верить, после которых первая реакция – бежать к телефону, бормоча себе под нос «этого не может быть», звонить куда-то и уточнять в надежде на чудо: «Это правда? Это не утка? А может быть, это какая-то ошибка? Может, совпадение? Может, это его тёзка?..»

 

Примерно в 17:20 по местному времени на шоссе между Мюнхеном и Нюрнбергом, примерно в 15-и милях к северу от Ингольштадта, что на юго-востоке Германии, под проливным дождём, водитель грузовика не смог справиться с управлением. После заноса машина разбила ограждение посреди шоссе и перекрыла все три полосы движения по направлению к Мюнхену. Водитель вышел из грузовика, чтобы предупредить встречные машины об опасности.

 

Но не успел он отойти от машины, как тут же в неё на полной скорости врезался «Фольксваген-Гольф». В автомобиле ехали две женщины и мужчина. Обе женщины – немецкая модель и баскетболистка Клара Шаланци и тоже баскетболистка, но турецкая, Хиляль Эдебаль, выжили (хотя та катастрофа сломала Эдебаль всю жизнь. Она получила переломы бедра и руки и тяжёлые травмы головы, так что страдает провалами памяти). Но удар был настолько силён, что мужчина, спавший на переднем пассажирском сиденье, не пристегнувшись ремнём безопасности, пробив лобовое стекло, вылетел наружу. Так, во сне, погиб Дражен Петрович. Человек, о котором великий Фил Джексон написал: «Дражен уважал других игроков. Он много работал над улучшением своей защиты. Для всех европейских игроков защита – это очень большой недостаток, но Дражен устранил его тяжёлой работой. Он любил игру, и у него было огромное желание побеждать. Сочетание защиты и феноменальные атакующие навыки стали реальной проблемой для его оппонентов. Он мог бы стать одним из великих». Ему было 28…

 

ПРОСТО ИСТОРИЯ. Ди. Си. МИСТЕР РАЗОЧАРОВАНИЕ. ЧАСТЬ 9

 

7-е июня 1993-о. Фото с места аварии.

 

 

«Когда мне впервые позвонили, я не поверил в это, - вспоминает Рид, которого известие застало у него дома, в Луизиане. - Я знал, что он находился в расположении сборной Хорватии, но я просто не мог поверить. Затем начали приходить подробности того, что произошло. Это тяжело для моего сердца. Это невозможно забыть. Я знаю – я никогда этого не забуду. Это было ужасно. Ужасно для команды, для владельцев, для всех людей, которые знали Дражена».

 

На срочно созванной пресс-конференции все были просто раздавлены. «Я думаю, это – пример того, насколько драгоценна и хрупка жизнь, - сказал Дэйли. – У меня нет слов, чтобы рассказать о том, что творится в душе… В моей памяти он останется, как счастливый парень, улыбчивый, мечтающий о победах, любивший играть в баскетбол больше всего на свете, ставший тем, кем он и стремился стать – великим спортсменом и человеком. Он снискал моё уважение ещё на Олимпийских играх. Я чувствовал, что изо всех европейских игроков он был единственным, кто выходил по-настоящему биться против нас. Он действительно воевал с нами. Он не боялся, а пытался выиграть. У меня никогда не было другого игрока, кроме Денниса Родмана, который бы так работал над собой. Никто не мог бы желать лучшего товарища по команде. Он был очень талантлив, играл с большой страстью. Он был примером. Он был… неутомимым. Думаю, что все, кто имеет отношение к НБА, признают, что он был феноменальным игроком. В частности, его снайперские возможности. Его бросок был чрезвычайно эффективен, и когда он бросал, мы обычно даже не смотрели – настолько привыкли к его попаданиям. Он был, наверное, одним из десяти лучших скореров лиги и легко мог лидировать в точности бросков из-за дуги». «Он приехал из маленькой страны и научился играть, как американец, как бы тяжело ему ни приходилось. Будут, конечно, и другие игроки, но никто не заменит Дражена Петровича. Иногда казалось, что он занимается самоистязанием, лишь бы стать настолько хорошим игроком, насколько это только возможно. Нам не хватает людей с таким отношением к делу. Для меня это всё равно, что потерять сына», - после этих слов Рид не смог сдержать слёз…

 

Дэвид Стерн сделал официальное заявление, смысл которого сводился к тому, что «Петрович проложил путь для других иностранных игроков, показав, что они могут успешно конкурировать с местными звёздами».

 

Неизвестно, вернулся бы Дражен в состав «Нетс» или нет, но в любом случае, его гибель – такая внезапная – стала тяжелейшим ударом по команде, по партнёрам, для которых он был одним из лидеров и по игре, и по духу, а для кого-то – и настоящим другом.

 

«Честно говоря, у меня странное чувство: как будто он всё ещё здесь, рядом, - сказал Рик Дадли, который как раз и был главным другом Петровича в «Нью-Джерси», когда ему позвонили домой, в Калифорнию. – Я постоянно думаю, что могу поднять телефонную трубку и позвонить ему. Но потом я осознаю, что это уже невозможно. Мы были большими друзьями. Он был весёлым. Очень весёлым и умным парнем. Когда я думаю о Дражене, я вспоминаю не о баскетболе, а просто о тех днях, которые мы провели бок о бок в команде».

 

Кенни Андерсон узнал о трагедии уже вечером, когда был в ресторане: «Я не мог в это поверить. Это было полным шоком. У меня просто ноги отнялись. На самом деле, я думаю, что вся команда только начинает становиться единой. Мы действительно превращаемся в коллектив. Я всегда буду думать о том, что могло бы быть дальше. Петро и я были по-настоящему хорошими приятелями, хотя мы только начинали узнавать друг друга. Он был хорошим человеком и классным игроком. Я думаю, что дальше мы стали бы закадычными друзьями. И вот теперь он ушёл. Я помню наш последний разговор несколько недель назад. Он просто сказал: «Мне было очень приятно играть с тобой, Кенни. Но теперь я возвращаюсь домой, к своей семье. Мне нужно увидеться с моими близкими». Это были его последние слова. Теперь я просто хотел бы, чтобы у меня была возможность по-настоящему с ним попрощаться».

 

Джек Хэйли, успевший отыграть вместе с Петровичем сезон в «Нью-Джерси», сказал: «Я считал иностранных игроков слабаками, пока не увидел Петровича. Ему потребовалось меньше месяца, чтобы изменить это моё мнение. Мы тренировались пару часов, а потом уезжали домой, а он оставался в зале допоздна. Он любил игру так, как больше никто из тех, кого я знаю. И тренировался до умопомрачения. Мои взгляды изменились навсегда. И это сделал Дражен. Думаю, что он заставил изменить мнение об иностранных баскетболистах очень многих. Вот почему так тяжело принять новость о его смерти».

 

«Я никогда не видел, чтобы кто-то так работал над собой, - цитата из интервью «The New York Times» Тома Ньюэлла, одного из ассистентов Дэйли. - Ни в профессиональном, ни в любительском спорте. Он был непревзойдённым профессионалом, беззаветно преданным своему делу».

 

«Даже если вы болели за другую команду, вы не могли не отдать должное его игре. Настолько она всех впечатляла», - слова Сэма Боуи.

 

Делегация «Нетс» в составе Рида, Дадли и Морриса присутствовала на похоронах Дражена в Загребе. Только там, в Хорватии, Рид до конца понял, какой же иконой был на родине Петрович. «Это было похоже на прощание с каким-нибудь высокопоставленным сановником. Может быть, главой страны. Наверное, каждый хорват был там или рядом. Потом мне сказали, что в здании спортивной арены, где проходила церемония, собралось 6 000 человек. И все улицы вокруг были заполнены. Все были в трауре, многие плакали. Я знал, что он был знаменит в Европе, но даже и вообразить не мог, насколько. Он дарил радость стольким людям. И все его так уважали. Он был великим, величайшим игроком, и великим человеком. Это было трагедией для его отца, для матери, для всей семьи, и для всего хорватского народа. И это было трагедией для «Нетс»… Первый матч финальной серии того сезона – между «Чикаго» и «Финиксом» - начался с минуты молчания. «Все игроки лиги – это одна большая семья, - сказал Баркли. – И теперь мы потеряли одного из членов этой семьи».

 

Сами «Нетс» отдали дань памяти Петровичу через несколько месяцев – 11-о ноября, перед началом сезона. На церемонии присутствовала его семья – родители, брат, были Стерн и губернатор штата, Кристина Уитмен. На экране показали две нарезки с самыми яркими моментами жизни Дражена – на паркете и вне его. Потом Дэйли и Коулмэн с майкой Петровича вышли на середину площадки, где стояли родственники, друзья, игроки и персонал «Нетс». Слово взял Чак: «Я очень благодарен всем, кто собрался здесь в этот вечер. Я не знаю, можно ли выразить словами то, сколько значил Петрович для команды – как в эмоциональном, так и в физическом отношении. Во всех отношениях. Я думаю, что все мы навсегда запомним то, что только что видели. Эти улыбки, эмоции, жажду борьбы и, самое главное, с баскетбольной точки зрения, – броски».

 

 

Только что Чак Дэйли закончил свою речь в память о Петровиче. На заднем плане Коулмэн держит майку с 3-м номером Дражена…

 

 

Затем объявили об учреждении фонда его имени, болельщикам раздавали коллекционные фотокарточки Петровича… Семье передали мемориальную доску, свидетельствующую о включении Дражена в третью символическую сборную лиги по итогам сезона (кстати, туда же попал и Коулмэн). Это был единственный раз, когда лига официально отметила его игру (не считая второго места по результатам голосования за звание «Самого прогрессирующего игрока», которое он занял после первого его полноценного сезона в «Нью-Джерси»). Известие о том, что он вошёл в сборную, Дражен получил лишь за несколько дней до гибели, и, по свидетельству друзей, это вызвало у него прилив энтузиазма. Он всерьёз задумался о возможности возвращения в НБА…

 

Коулмэн передал майку Риду. Тот сказал: «Сегодня мы здесь, чтобы сделать то, что, как я надеялся, произойдёт через 10 лет».

 

Продолжение следует...



Уважаемый посетитель вы вошли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
#1 Написал: simpleand
31 мая 2014 21:51
Публикаций: 0
Комментариев: 957
Болеет за:
San Antonio Spurs
Зарегистрирован: 27.11.2011
Светлая память Петровичу,даже не знал, о том, что он не хотел возвращаться в NBA, уехав на Родину.
Великий игрок, матчи его в NBA можно сказать не видел - только нарезка моментов с его участием, а вот финал Олимпиады в Барселоне на ютюбе отыскал, не помню кто, может даже Джордан, сказал перед играми, что победа в любом матче с разницей меньше 50 очков, будет для них неожиданностью, хорватам такую разницу принести не удалось и причина этому - Дражен, да был Кукоч, был Раджа, но кому команда отдавала мяч, когда не понимала, что с ним делать - Дражену Петровичу, который в том матче никого и ничего не боялся..
Светлая память.

+3

Информация

  Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.