Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

 

Сегодня погорим о том, как интернациональный состав помогает Спёрс стать лучшей командой НБА.

 

Должно быть, вы уже слышали о невероятном перформансе, выданном Тимми-Ди в овертайме шестой игры против Тандер. Биг Фундаментал словно вспомнил свою молодость и показал то, что он показывал, когда его команда сделала для себя четыре чемпионства. И вы, должно быть, уже знаете, что Спёрс второй раз подряд стали чемпионами Запада и попали Финал НБА. Но сейчас Тиму уже 38, и вряд ли он будет доминировать в каждом матче, в каждом владении и каждом игровом моменте. И, естественно, несмотря на портрет в гараже у Данкана, нельзя уповать только на него. В этом ему должен помочь Иностранный Легион, который собрали в одном взятом городе в отдельно взятой команде. О нём и пойдёт речь в данной статье.

Спёрс последний раз выиграли титул 7 лет назад, в то время, когда Тимми-Ди было 31 год, как раз самый расцвет бигменов. Этот сезон, на первый взгляд, ничем не отличается от прошлого; но если посмотреть вглубь, то увидишь кардинальные перемены. Сейчас Большое Трио как никогда усилено одной из самых глубоких и эффективных скамеек в лиге, которая и позволила минимизировать потери от нахождения звёзд на скамейке и второй раз подряд выйти в главную серию этого года.

«В нашем револьвере барабан не пустеет», — сказал однажды Ар.Си.Бьюфорд по поводу того, что срок годности его команды уже, по идее, кончился ещё несколько лет тому назад. Бьюфорд стал генеральным менеджером команды в далёком 2002 году, и на его плечах лежит часть успеха команды, которая стала, несомненно, самым уникальным коллективом, когда-либо доходившем до Финала. Ещё неизвестно, закончат Спёрс этот сезон в ранге победителя или проигравшего, одно можно сказать наверняка: Шпоры образца 2013-14 запомнятся нам, прежде всего, как одна из самых сбалансированных команд за всю историю. Запоминайте каждый момент, ведь на ваших глаз творится история. Поверьте, это движение мяча, эти невероятные и порой непонятные замены скоро войдут в историю и в пособия по баскетболу.

«Это тот темп игры, в котором Попу наиболее удобно находиться», — говорит Бьюфорд. – «Всё то, что вы увидели в этом сезоне – результат тщательной работы Попа и Чипа Энгелланда [помощника тренера] со скамейкой, расстановкой их ролей в команде и грамотного распределения минут между парнями. Но работа тренера не заканчивалась на глубоком контакте со скамеечниками. Он заставил всю нашу бригаду поверить в его тренерское чутьё, он заставил нас понять, что тёмные тучи над игроком в отдельно взятом матче – не повод лишать его минут».

Эти тёмные тучи уже сгущались над командой в этом плей-офф. После невероятного броска Винса Картера, Спёрс вдруг поняли, что они в двух шагах от вылета из плей-офф. Тут и настал рассвет: команда сплотилась, встала единой стеной перед врагом, выиграла три матча из четырёх, и спокойно пошла на лёгкую прогулку с Портлендом.

Перед второй игрой с Портлендом Спёрс провели небольшую церемонию награждения своего генменеджера Наградой Лучшему Менеджеру. Генеральный директор Шпор Питер Холт вручил Бьюфорду большую стеклянную пирамиду, а на фоне всего этого неловкое объятие в исполнении Грега выглядит особо комично.

 

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Хотя Бьюфорда хвалили на протяжении многих лет, сейчас он получил лишь первую свою такую награду. После получения премии Бьюфорд уже не в первый раз продемонстрировал всем своё особое чувство юмора.

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

В то время, когда у Поповича дома на полке пылится три трофея Лучшего Тренера, у Бьюфорда всего один. В этом и состоит весь парадокс. В течение десятка лет эти два человека очень тесно сотрудничали и, в итоге, создали одну из самых успешных франшиз в лиге. Они создали абсолютно новый способ развития команды, в котором менеджер находит талантливого иностранца, а тренер делает из него если не звезду, то точно крепкого игрока. Да и нынешний их ростер – невероятно широкий и разнообразный во всех смыслах этой фразы – прекрасно воплощает основные принципы их сотрудничества.

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Шпоры настолько широки в своём составе, что у их скамейки есть даже отдельное прозвище. Местные аналитики и просто фанаты называют второй состав своей команды не иначе как «Иностранный Легион» за огромное количество легионеров в его составе. «Легион», который включает в свой состав игроков из Австралии, Южной и Северной Америк, Европы лидирует среди всех скамеек в лиге по минутам на площадке и продуктивности. И пусть несколько членов этого легиона были приняты в семью как свободные агенты, всё равно большинство игроков пришли в команду через драфт. При этом нужно помнить и учитывать тот факт, что Шпоры последние 15 лет выбирали на драфте очень низко.

 

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Независимо от прозвища, начинка этого легиона – главная причина того, что Спёрс были посеяны в плей-офф под первым номером, а также причина того, что Шпоры прошли в плей-офф Даллас, Портленд и Тандер. В решающей шестой игре Иностранный Легион переиграл скамейку Тандер, набрав 51 очко против 5 у ОКС. Наряду с Данканом, незаметный толстячок Борис Дьяо (26 очков) и Ману Джинобили (15 очков, 6 подборов, 5 передач и 4 перехвата) зажгли свою команду и пролетели на этой ракете около истощённых и уставших оклахомцев. Только пять игроков у Тандер набрали очки. В то же время, из десяти игроков, набравших очки у Сан-Антонио, только три – уроженцы США. И, если считать Мэтта Боннера, поставленного в старт в пятом и шестом матчах, каждый игрок скамейки Спёрс (за исключением Джеффа Айреса и Остина Дэя) легионер.

Такая широта состава весьма характерна для Сан-Антонио — команды, которая не скупится на минуты на важнейших этапах сезона. Шпоры – первая команда со времён слияния НБА и АБА, у которой ни один игрок в составе не имел больше тридцати минут в среднем за игру.

Другими словами, Попович больше полагается на своих скамеечников, чем на стартовых игроков. Причём, он полагается больше, чем кто-либо за последние пять десятилетий.

Несомненный лидер этой бригады – Ману Джинобили, левша-слешер из Бахиа Бланка (Bahía Blanca), Аргентина. Спёрс выбрали его под 57-м пиком на драфте 1999 года.

Хотя никто в то время не предполагал, «Эммануэль» Джинобили стал лучшим выбором во втором раунде за всю историю лиги. Эммануэль довольно быстро стал Ману, который покорил сердца и умы фанатов Шпор своим особым, аргентинским, стилем игры, который намного опередил время и стал будущим НБА; другими словами, для тех, кто слишком молод: он стал Джеймсом Харденом до прихода Джеймса Хардена в лигу. Джинобили – нацеленный на атаку сумасшедший слэшер, любящий трёшки, обожающий проходы под кольцо (особенно в левую сторону) и штрафные броски; он стал ненавидеть средний бросок уже тогда, когда ненавидеть его ещё не было принято. И, да, он принёс в лигу евростеп, особый тип прохода под кольцо. На ранних этапах его карьеры, когда он был с длинными волосами, судьи постоянно свистели ему пробежки, ведь они никогда не сталкивались с таким типом прохода.

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Больше чем  через 12 лет после своего дебюта, 36-летний Ману евроступил к трём кольцам и стал одним из самых культовых шестых игроков в истории. И он, кстати, любит быть уникальным, как швейцарский нож.

«Я по-настоящему тащусь от своей роли», — говорил Джинобили. – «Я прекрасно знаю и понимаю, что я не могу бегать по площадке больше 37 минут. Мой комфортный уровень находится между 25 и 30 минутами, и это мой максимум. И роль резервиста даёт мне прекрасную возможность видеть игру со стороны, видеть прорехи в защите соперника и быть эдакой зажигалкой, которая поведёт команду, пока лидеры отдыхают»

.

Но Джинобили признаёт, что в 36 лет уже не так просто быть той зажигалкой, которая стреляла бы, как кукуруза в микроволновке.

«Конечно, раньше мне было гораздо проще зажигать искру в команде», — рассказывает он. – «Теперь мне требуется больше времени на разогрев – я стал несколько ржавым, когда вступаю на паркет, и я перестал быть таким же резким, каким был раньше»

 Принимая во внимание тот факт, что много комбинаций скамейки создано специально для него, он утверждает, что эти комбинации отличаются большим разнообразием. «Когда раньше я выходил на паркет, Тони и Тим садились, и тогда абсолютно всё нападение команды держалось на мне – сейчас уже всё не совсем так».

И пусть сейчас некоторые вещи в команде поменялись, Джинобили всё равно невероятно важен для техасцев. Особенно после того, как Тони Паркер в очередной раз травмировал свою травмированную лодыжку в третьей четверти шестого матча. Тогда же Попович обратился к Ману с просьбой заменить Тони в качестве основного разыгрывающего команды. Джинобили с радостью отозвался на такую просьбу, делая, возможно, самый крутой бросок в этой решающей встрече с Тандер.

Попович и Спёрс последние несколько лет только и делали, что мастерски управлялись с минутами, давая возможность Тиму, Ману и Тони как можно дольше играть в баскетбол на звёздном уровне. Естественно, когда у лидеров минуты уменьшаются, они увеличиваются у резервистов, а уж они точно не подводят, особенно на стадии плей-офф. Возьмём хотя бы Патти Миллза, «толстую задницу», который стал прекрасной заменой Тони Паркера на протяжении всего сезона и особенно сейчас, когда Тони получает вынужденную передышку. Опять же, обратимся к мудрецу Джинобили, который говорит о невероятной ценности увеличения игрового времени Патти: «Он получил больше минут и вместе с тем получил больше возможностей раскрыться. Короче, большое количество минут делают Патти только лучше».

Мир узнал такого баскетболиста после Олимпиады в Лондоне, где он стал национальным героем Австралии, лидируя в списке бомбардиров Игр, и забив невероятный сбросок с сиреной против России.

Но, пусть он и был национальным героем Австралии, карьера в НБА у него поначалу не сложилась. Блэйзерс выбрали его под 55-м пиком на драфте 2009 года. После двух абсолютно невнятных сезонов в Портленде, он уехал сначала к себе на родину, а потом немного поиграл в Китае. Спёрс подписали с ним контракт в марте 2012, и уже в стане Шпор он проделал себе путь от главного махателя полотенцем до одного из ключевых игроков претендента на титул.

Это его первый сезон в основной ротации Спёрс. Он наконец-то заслужил доверие Попа. Пару недель назад Паркер повредил себе подколенное сухожилие во время пятого матча с Портлендом и на паркет больше не выходил. И именно Патти, не Ману, вышел заменять Тони. И заменил успешно: набрал 18 очков за 26 минут, и его команда переиграла соперника со счётом 104-82; скамейка Спёрс обыграла тогда соперника со счётом 220-77 по серии.

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

В то время, когда Попович и Бьюфорд получили трофеи за свою напряжённую работу, не стоит забывать и о других людях, которые помогли в становлении команды. Речь идёт о тренерах по развитию, Энгелланде и Чеде Форсиере, которые ответственные за развития игроков с точки зрения бросков в прыжке и штрафных. Они проводили по сотни часов с каждым игроком, доводя его бросок до той кондиции, которой требует от них тренер. Именно они кузнецы того, что каждый игрок в составе Спёрс выходит на площадку и забивает.

Философия развития – краеугольный камень всей корпорации Спёрс, и это уже, как ни странно, никого не удивляет; Бьюфорд считает, что эта философия взяла своё начало в 2002 году, когда команда приняла тренера по развитию игроков Бретта Брауна (нынешний тренер Сиксерс). Браун упорно работал над тем, чтобы игроки скамьи постоянно работали и в спортзале, и в тренажёрке, в итоге он и довёл многих игроков до их пика.

И упорная работа давала свой эффект. Во время шестой игры Финала Запада в 2003 году Спёрс вызвали на площадку Стива Керра, который только однажды выходил на паркет в том плей-офф. Керр вышел, забил четыре трёхочковые попытки только за четвёртую четверть и обеспечил команде второе чемпионство.

Associated Press прекрасно описал этот момент в одной из своих статей. «Это походило на абсолютное безумство, когда Шпоры выпустили 37-летнюю развалину в конце третьей четверти, когда команда летела с разницей в 15 очков, но в итоге это всё вошло в многочисленные хайлайты того плей-офф. Керр, который за весь плей-офф отыграл всего лишь 13 минут, сделал 4 трёшки и сотворил для своей команды камбек в 23-0 и тем самым похоронил всякие надежды Далласа на чемпионство».

Бьюфорд подчеркивает, что сейчас роль Брауна исполняют Энгелланд и Форсиер, что они поддерживают уровень игроков независимо от того, играют они на площадке, или нет.

«У вас есть парень наподобие Марко [Белинелли], у которого был заметный спад в серии против Далласа», — говорит Бьюфорд. – «Естественный выход для любого тренера состоит в том, чтобы сократить до минимума минуты у такого игрока, который не справляется с плей-оффным давлением, и дать шанс другим игрокам глубокой скамейки. Но тут другой тренер и другая философия. После серьёзного разговора с главным тренером и его заместителями, Марко выходит в серии с Портлендом на свои же минуты и делает то, что все от него давно ждали».

После всего лишь трёх очков за игру в серии с Далласом, он увеличил свою результативность в серии с Блэйзерс в три раза, до 9-ти очков. Сейчас он играет в Финале НБА впервые. 28-летний итальянец, который за свою карьеру сменил уже пять команд, сказал, что Спёрс – самая организованная дружина в лиге. И он стал одним из самых развивающихся игроков как раз в этой организации. В этом сезоне он показал лучшие в своей карьере результаты по проценту бросков, трёхочковых и штрафных. А ещё он показал, что он развивается, на февральском Матче Звёзд, где выиграл конкурс трёхочковых.

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Но Белинелли прекрасный пример того, что Джинобили очень нужен на паркете.

«Играть с ним – главная мечта в моей баскетбольной жизни», — сказал Марко. – «Он очень сильно помогает мне сделаться хорошим игроком. Он может мне что-нибудь сказать и объяснить на итальянском, который я понимаю гораздо лучше английского. Я гораздо лучше усвою информацию на итальянском, нежели на инглише. Ману – чуть ли не главная часть моего успеха»

Белинелли также рассказывал о том, как это – играть в самой лучшей пасующей команде в мире: «Я действительно очень люблю играть с такими парнями, которые любят пасовать, как Борис и Ману. И та система, которую мы несём в лигу, имеет в своей основе только одну мысль: мы отказываемся от хороших выстрелов в пользу больших выстрелов».

Скамейка Спёрс лучшая не только в продуктивности, она лучшая ещё и в ассистах. Шпоры пасовали мяч чаще, чем кто-либо ещё в лиге в этом сезоне – неудивительно, что скамейка выигрывает титулы, при такой-то манере разделения минут.

«Много респекта и уважухи нужно отнести в сторону Ар Си и тому способу, которым он собирает игроков и строит команду», — говорит Дьяо. – «Он просто ищет игроков, которые могут работать в команде, имеют высокий баскетбольный IQ и подходят под основные принципы, которые насаждаются Поповичем.

Слова Дьяо прекрасно относятся и к нему самому. Вместе с Джинобили 31-летний француз стал ключевым оружием в успехе Иностранного Легиона. Он долгое мотался по всей НБА, и вот кажется, что он нашёл в Сан-Антонио свой дом, ведь здесь пухлик может играть в свой баскетбол и постоянно контактировать и общаться со своим близким другом Тони Паркером.

Многие должны помнить Бориса как стартового игрока Финикса образца «7 секунд или меньше». Но это было целых восемь лет назад, и то великолепие, которое он показывал в Финиксе, было достаточно давно. Его игра полностью перестроилась в пустынном Техасе, где он стал показывать противнику ночной кошмар на регулярной основе. Венцом всего этого была шестая игра против Оклахомы, где он показал совой талант и на форварде, и на центре.

 

Иностранный Легион, отделение Сан-Антонио

Человек, которого два года назад отчислила Шарлотт Бобкэтс, в плей-офф стал лидером по результативности у Спёрс, набрав 26 очков. Тогда владелец-маленького-французского-ресторанчика-в-Париже поймал кураж, забив три трёхи, пять бросков внутри дуги и семь штрафных бросков. Если он играет форварда, он, благодаря своему хорошему броску, может растягивать защиту противника, вытягивая нацеленных на блок-шот бигменов типа Ибаки из краски, или спокойно обыграть малышей спиной к кольцу. Он делал всё, что от него требовалось как раз в субботу прошлой недели, когда команда, как никогда, нуждалась в сумасшедшем кураже.

Дьяо и Джинобили не только сильно помогают своей команде; они ещё и подают пример тем юнцам, которые сидят на скамейке. Во всех других командах у скамеечников два пути: или в старт, и в конец лавки махать полотенцем. Но культура в Сан-Антонио другая – молодые игроки, такие как Джефф Айрес, Кори Джозеф, Арон Бэйнс, Остин Дэй, сидят и учатся тому, что не нужно быть суперзвездой НБА, чтобы блистать в плей-офф и выигрывать чемпионаты, особенно в Спёрс.

В то время, как некоторые баскетболисты проданы как отдельные бренды, вся франшиза Спёрс построена совсем на другом принципе; согласно Бьюфорду, стиль игры этой команды «является побочным продуктом нашего способа развития игроков», который нацелен не на выжимание соков из звёзд, а сохранение их в кондиции до полтинника. Это – симбиоз такой игры, которая бы сохранила колени Данкана и лодыжки Паркера, и в то же время развила бы их преемников.

Но, вероятно, неправильно сказать то, что Шпоры сами зарылись и споткнулись в свой этот уникальный стиль игры, они просто придумали новый и передовой стиль игры для всей НБА. Система, в которой ядро состоит из трёх старпёров-чемпионов, у которых ещё осталось три пули в их револьверах, и интернациональной скамейки, в очередной раз проверится на прочность в эти две недели.

Перевод: Alex Griffin

Оригинал: Кирк Голдсберри

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...